Свидание в СИЗО

23 марта 1999 г. Конституционный Суд принял постановление N 5-П <*> по делу о проверке конституционности положений тех статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые ограничивают возможность обжалования определенных процессуальных действий следователя. Конституционный Суд указал, что конституционное право на судебную защиту от действий и решений, умаляющих права и свободы граждан, не может быть ограничено, и заинтересованное лицо вправе обжаловать их в суд. Он постановил, что все решения следственных органов, затрагивающие конституционные права и свободы, подлежат судебному контролю. Вместе с тем суд при проверке в период предварительного расследования законности и обоснованности тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу.

Определением от 21 декабря 2001 г. (N 298-О) Конституционный Суд подтвердил сформулированную им правовую позицию, согласно которой все решения следователя, органа дознания, лица, производящего дознание, и прокурора, если они нарушают конституционные права и если проверка их законности и обоснованности не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела, могут быть обжалованы в суд. Он подчеркнул, что данная правовая позиция в полной мере распространяется на случаи обжалования решений органов расследования, связанных с отказом в выдаче документов и материалов, необходимых для использования в ходе производства по другим делам, непредоставлением свиданий с близкими родственниками и ограничением в праве вести переписку. Конституционный Суд определил, что решения об отказе в рассмотрении жалоб заявителя подлежат пересмотру в установленном порядке.

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (N 103-ФЗ от 15 июля 1995 г.) предусматривает следующее:

Статья 17. Права подозреваемых и обвиняемых

«Подозреваемые и обвиняемые имеют право:…

5) на свидания с родственниками и иными лицами, перечисленными в статье 18 настоящего Федерального закона;

Статья 18. Свидания с защитником, родственниками и иными лицами

«Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое».

Согласно положениям ст. 8 Конвенции Всеобщей декларации прав человека, принятой  резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

В Постановлении ЕСПЧ от 12.06.2008 «Дело «Власов (Vlasov) против Российской Федерации» (жалоба N 78146/01) По делу обжалуются нарушение условий содержания заявителя под стражей и транспортировки в суд и обратно, а также чрезмерная продолжительность содержания под стражей и рассмотрения уголовного дела, ограничение прав заявителя на свидание с семьей и обмен документами и корреспонденцией. По делу нарушены требования ст. 3, п. 3 ст. 5, п. 1 ст. 6, ст. 8, ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суд указал, что:

п.125. Вмешательство было основано на статье 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, которые относили на усмотрение следователя разрешение не более двух свиданий с семьей в месяц (см. § 72 и 73 настоящего Постановления). Европейский Суд, таким образом, признает, что отказ в свиданиях с семьей имел основу в национальном законодательстве. Однако он учитывает, что выражение «предусмотрено законом» не только требует, чтобы оспариваемая мера была основана на законе, но также затрагивает качество указанного Закона. Формулировки закона должны быть достаточно ясны, чтобы лица имели адекватное представление об обстоятельствах и условиях, дающих властям право прибегнуть к оспариваемым мерам. Кроме того, национальное законодательство должно предусматривать меры правовой защиты от произвольного вмешательства публичных властей в права, гарантированные Конвенцией. Наделение исполнительной власти неограниченными полномочиями в вопросах, затрагивающих фундаментальные права, противоречило бы верховенству права. Соответственно, законодательство должно с достаточной ясностью устанавливать пределы полномочий, которыми наделены компетентные органы, и способ их осуществления, учитывая законную цель указанной меры, для обеспечения лицу адекватной защиты против произвольного вмешательства (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Лупса против Румынии» (Lupsa v. Romania), жалоба N 10337/04, § 32 и 34, ECHR 2006-…; и Постановление Европейского Суда от 20 июня 2002 г. по делу «Аль-Нашиф против Болгарии» (Al-Nashif v. Bulgaria), жалоба N 50963/99, § 119).

п. 126. Европейский Суд отмечает, что и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов были доступны заключенным. Однако они не отвечали требованию предсказуемости, поскольку наделяли следователя правом неограниченного усмотрения, но не определяли обстоятельства, при которых в свиданиях с семьей может быть отказано. Оспариваемые положения давали понять, что в свиданиях с семьей может быть отказано, но не указывали длительности применения этой меры или причин, которые могут обусловить ее применение. Не предусматривалась возможность обжалования отказа в разрешении и не указывалось, вправе ли суд рассматривать такую жалобу. Отсюда следует, что положения российского законодательства, регулирующего свидания с семьей, не указывают с достаточной ясностью пределы и способ осуществления соответствующих дискреционных полномочий, которыми наделены публичные власти, в связи с чем заявитель даже в минимальной степени не пользовался защитой, на которую граждане имеют право благодаря верховенству права в демократическом обществе (см. для сравнения Постановление Европейского Суда от 13 сентября 2005 г. по делу «Островар против Молдавии» (Ostrovar v. Moldova), жалоба N 35207/03, § 100; и Постановление Европейского Суда от 15 ноября 1996 г. по делу «Калоджеро Диана против Италии» (Calogero Diana v. Italy), Reports of Judgments Decisions 1996-V, § 32 — 33). С учетом вышеизложенного Европейский Суд полагает, что указанное вмешательство не может рассматриваться как «предусмотренное законом». По причине такого вывода оценка того, были ли соблюдены другие условия, изложенные в пункте 2 статьи 8 Конвенции, не является обязательной.

п. 127. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции в части ограничений права заявителя на свидание с семьей.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» — Разъяснить судам, что помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию. (пункт 2 Постановления).

  При вынесении постановления о признании процессуального действия (бездействия) или решения должностного лица незаконным или необоснованным судье следует указать, что он обязывает это должностное лицо устранить допущенное нарушение. (пункт 21 Постановления).

23 марта 1999 г. Конституционный Суд принял постановление N 5-П <*> по делу о проверке конституционности положений тех статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые ограничивают возможность обжалования определенных процессуальных действий следователя. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code